Уполномоченный орган подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам общества А., К., Ч. и М. - бывших руководителей общества по делу о несостоятельности (банкротстве). Судом первой инстанции вынесено определение о привлечении бывших руководителей к субсидиарной ответственности солидарно, которое было обжаловано в апелляционную инстанцию, и вынесено постановление об отмене определения суда первой инстанции в части привлечения к субсидиарной ответственности бывшего руководителя общества М. и изменении определения в части привлечения бывших руководителей общества А., К. и Ч. к субсидиарной ответственности и привлечении их к ответственности в долях.
Но Арбитражный суд округа в части привлечения к субсидиарной ответственности бывшего руководителя общества К. отменил постановление суда апелляционной инстанции, сославшись на тот факт, что бывший руководитель К. прекратил свои полномочия руководителя за два года и два месяца до возбуждения производства по делу о несостоятельности (банкротстве), и поэтому не относится к контролирующим должника лицам на основании абз. 34 ст. 2 ФЗ №127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".
Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ №308-ЭС17-21222 постановление Арбитражного суда округа отменено, а постановление суда апелляционной инстанции оставлено в силе на основании следующего:
В период времени, когда К. обладал полномочиями руководителя организации, абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ и п. 4 ст. 10 127-ФЗ включали нормы о субсидиарной ответственности контролирующих организацию-должника лиц, в ситуации когда их действия стали необходимой причиной банкротства.
Абз. 34 ст. 2 127-ФЗ в прежней редакции устанавливал, что проверка, выявляющая лиц, контролирующих организацию-должника, которых можно привлечь к ответственности, охватывала лишь два года работы до начала возбуждения производства по делу о несостоятельности.
Также по законодательству контролирующий орган может отсрочить возбуждение судом производства по делу о банкротстве подконтрольной организации через создание временных препятствий в реализации права на получение удовлетворения по процедуре банкротства для кредитора.
Арбитражным судом округа не было учтено, что контролирующее лицо, препятствующее возбуждению производства по делу о банкротстве и изменившее начало подозрительного периода, не может рассматриваться в качестве субъекта, которое имеет право на ограждение от применения субсидиарной ответственности из-за позднего возбуждения производства.
В данной ситуации основанием для возбуждения производства по делу о банкротстве организации послужила недоимка по обязательным платежам, выявленная при проверке налогового органа.
Руководитель К. в судебном порядке оспорил настоящее решение налоговой и направил ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде приостановления действия решения налогового органа, которое суд первой инстанции удовлетворил, обеспечительные меры были приняты и действовали до 7 февраля 2014 г. 27 марта 2014 г. было подано заявление о признании организации банкротом, а 27 мая 2014 г. вынесено определение о возбуждении производства по настоящему делу о банкротстве.
Также суд располагал сведениями о том, что К. своими действиями создал ситуацию, при которой длительное время было невозможно принятие решения о взыскании задолженности за счет имущества организации, без которого налоговая не могла возбудить процедуру банкротства. Заявление К. об утрате статуса контролирующего лица более чем за два года до возбуждения дела о банкротстве Судебная коллегия посчитала злоупотреблением правом, поэтому отказала в применении возражения о сроке прекращения полномочий в два года по п. 2 ст. 10 ГК РФ.

Вернуться в раздел