Гражданин подал иск с требованием об обращении взыскания на имущество должника, выступающее залогом по сделке.
Истец пояснил суду, 14 февраля 2014г. был заключен договор займа сроком до 30 апреля 2014 г.
В качестве обеспечительной меры сторонам был применен залог принадлежащей ответчику квартиры. Стоимость заложенного имущества определена сторонами в 9000000 руб.
В июле того же года по договору об уступке прав, передал право требования по спорному договору займа  гр-ну К. Соответствующее уведомление было получено ответчиком 6 августа 2014 г. Ответчик против перемены лиц в обязательстве не возражал.
По причине неисполнения обязательств ответчиком, истец просил взыскать с ответчика в свою пользу заложенную квартиру.
После удовлетворения исковых требований, заложенная квартира была реализована с торгов, а истец получил причитающуюся ему часть стоимости квартиры.
В последствии, апелляционная инстанция решение первой инстанции отменила, основываясь на том, что истец не представил убедительных доказательств того, что предмет договора (деньги) действительно были переданы ответчику фактически признав договор займа незаключенным. По той же причине суд счел необоснованным обращение взыскания на предмет залога.
Оба решения по делу  в итоге были отменены Верховным Судом РФ по нескольким причинам:
Договор займа является реальным и считается заключенным в момент непосредственной передачи денежных средств или каких-либо вещей. Пунктом 1 ст. 810 ГК РФ установлена основная обязанность заемщика вернуть заимодавцу сумму займа в установленный срок и в порядке установленном условиями договора. Исполнение обязательства по договору может быть обеспечено несколькими способами. Стороны избрали залог. Но важным является то, что недействительное основное обязательство делает недействительной и меру обеспечения его исполнения. Другими словами, если признать договор займа незаключенным, обращение взыскания на квартиру так же будет считаться недействительным.
В соответствии с вышеописанным, суду необходимо было установить действительно ли между сторонами был заключен договор займа и действительно ли предмет договора, денежные средства, были переданы ответчику. Кроме этого, суд выяснял, имела ли место задолженности ответчика перед истцом на момент вынесения решения, т.к. только при совокупности всех этих условий квартира может быть реализован с  торгов.
Истец в качестве доказательства приобщил к материалам дела расписку, в которой заемщик М. подтверждал возврат долга по сделке от 14.02.2014г. между им и первоначальным займодавцем в пользу нового кредитора. Сумма, указанная в расписке составляет 3677211р. Остальную сумму обещал погасить до 1.06.16г. Должник действительность этой расписки подтверждал, указывая, что она составлена после 26.07.16 г. По мнению суда апелляционной инстанции данный документ не подтверждает факт займа указанных денег.
Вопреки требованиям закона, нижестоящие суды не применил правило, согласно которому контрагенты по сделке подтвердившие любым актом (действием или бездействием) легальность сделки не может заявить о ее незаключении. Данное правило, хотя и отсутствовало в нормах гражданского законодательства на момент судебного разбирательства, присутствовало в нормах ГК РФ в июле 2016г. Раз в представленной расписке содержатся основания для применения данного правила, суд обязан был его применить.

Вернуться в раздел