10.04.08 г. между сторонами была заключена сделка купли-продажи земельного участка. Договор исполнен и пройдена регистрация права собственности на участок земли. Стоимость участка в договоре указана в 900000 руб.
14.03.13г. вынесено судебное решение по иску местной администрации, суть притязаний с ее стороны заключалась в истребовании предмета сделки из чужого незаконного владения, и установлением права собственности на участок за администрацией, в связи с незаконной продажей участка, установленной приговором суда.
В январе 2016г. истец (бывший покупатель) письменно потребовал у ответчика (бывшего продавца) возместить ему ущерб, причиненный в результате изъятия участка. Удовлетворения не последовало, после чего покупатель обратился в суд. Истец, в суде предъявил расписку, составленную и подписанную ответчиком о том, что на самом деле за землю ему уплачено 3 900 000 руб.
Суд признал, что в реальности ущерб истца составил не 900 000, а 3900000 рублей. При этом, началом срока исковой давности истец считал с момента, когда решение суда об истребовании земельного участка вступило в законную силу.
Ответчик иск не признал, ходатайствовал о применении исковой давности, полагая,  что срок исковой давности берет начало с момента исполнения договора.
Апелляционное обжалование завершилось отменой решения, поскольку расписка  содержала черты займа и не была представлена истцом в оригинале. Также апелляция применила срок исковой давности,  которым посчитала день вступления в силу приговора суда о мошенничестве.
Верховный Суд РФ признал неправоту суда апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда 1 инстанции разъяснив следующее:
Раз течение срока на судебную защиту начинается со дня, когда сторона узнала или должна была узнать о нарушении своих прав, то по данному делу давность следовало считать  с  момент вступления силу решения об изъятии участка у истца.
Также, по смыслу ст. 431 ГК РФ при толковании положений договора, в случае их неясности, судом принимаются во внимание и сопоставляются между собой все обстоятельства связанные с исполнением данной сделки. Если у суда не получается определить истинное содержание условий договора, то учитываются и оцениваются все сопутствующие факты, такие как переговоры, консультации, переписка, обычаи делового оборота, а также действия сторон связанные с заключением и исполнением договора.
В соответствии с п. 1 ст. 461 Гражданского кодекса продавец должен возместить покупателю  также убытки, к которым относятся и понесенные по сделке расходы.
Из материалов дела следует, что в письменном договоре, стороны указали стоимость участка равную 900 000 руб., а в расписке ответчик подтвердил получение от истца уже 3 900 000 руб. Расписка написана в апреле 2008 г., а государственная регистрация прав осуществлена 6 мая того же года.
В суде первой инстанции продавец подтвердил достоверность расписки, объяснив, что цена в договоре купли-продажи указана меньше фактической с целью снижения налоговой нагрузки при продаже участка.
Поскольку ни одна из сторон не отрицала достоверность расписки и получение по ней денежных средств ответчиком, утверждения суда второй инстанции о несостоятельности данного доказательства по причине отсутствия его подлинника необоснованны.

Вернуться в раздел