Быть поручителем дело благородное, но имеет свои последствия.
Рассмотрим следующую ситуацию
Банк выдал кредит юридическом лицу, в качестве гарантии выплаты долга был подписан договор поручительства. Поручитель добровольно соглашается за исполнения договора, а именно берет на себя ответственность погасить обязательство, в случае если общество это не сделает.
Однако не предусмотрели то, что спустя 2 года в отношение общества будет введена процедура банкротства.
После этого банк на основании соглашения потребовал взыскать задолженность с поручителя.
Определением № 5-КГ16-25 судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ  уточнила, какие нормы права нужно использовать для вынесения решения по данной ситуации.
В силу п. 4 ст. 367 ГК РФ соглашение прекращается тогда, когда заканчивается указанный в нем срок. Если в договоре срок не указан, то у банка есть год для предъявление требований. Однако, не соблюдение срока не влечет за собой юридических последствий.
Норма о прекращении срока не подлежит иному толкованию.
Спорное соглашение содержало условие только об объеме обязательств, но в нем не указан конкретный срок. Банк в течение года не предъявлял претензий к поручителю.
Так как в отношении общества введена процедура банкротства, то требования банка должны быть рассмотрены в рамках дела о банкротстве. После признания требований обоснованными, включаться в реестр требований кредиторов.
Из этого следует, что требования банка к поручителю нарушают нормы материального права и не имеют оснований для удовлетворения.

Вернуться в раздел